Игра ведётся в альтернативной сериалу вселенной, всё идёт кувырком, и никто понятия не имеет, что предпринять, чтобы история, наконец-то, пошла своим чередом. Запрыгивайте в будку, пока не поздно!
Из далёких глубин космоса, из самых абсурдных уголков Вселенной вас приветствуем мы, люди, которые любят Доктора Кто во всех его великолепных проявлениях и которые хотят в него играть! Маятник качается, Алиса падает в кроличью нору, законы времени снова нарушаются, в чьи-то головы снова заползают концептуальные сущности, гусеницы потягивают кальян, а у воронов и письменных столов не находится ничего общего... Или, всё-таки? Давайте отправимся в путешествие вместе!
It was a hot morning in the Master's California residence. He woke up all sweaty and exhausted. He tried switching on all his conditioning units, but... Читать дальше

DW: CHASING RABBITS

Объявление

Летние каникулы подходят к концу, и мы немного выбираемся из спячки. Следите за новыми акциями и упрощёнными анкетами!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DW: CHASING RABBITS » на что мне безумцы? » Ada Byron, Cousin of Faction Paradox


Ada Byron, Cousin of Faction Paradox

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

АДА БАЙРОН, 19
человек, математик и писатель, первый программист в истории;
в отменённом таймлайне - агент Звёздной Палаты, в этом - кузина Фракции Парадокс
http://sa.uploads.ru/PQniL.jpg http://s7.uploads.ru/AkdTc.jpg http://s7.uploads.ru/fzrjL.jpg
Mia Wasikowska (Мия Васиковска)


ONE PILL MAKES YOU LARGER

“I believe no creature could ever will things like a Byron.
And perhaps that is at the bottom of the genius-like tendencies in my family –
we can throw all our life and existence into whatever we will to do and accomplish.”

Ада стоит, облокотившись на прилавок сомнительной чистоты (грязь въелась за десятилетия службы, не оттереть и наждаком), медленно помешивает ложечкой чай. Три кубика сахара, самую малость молока, и нет, не слишком сладко, спасибо, в самый раз. Её взгляд туманен, нет привычной остроты, а всё потому что и в мыслях её - туман: воспоминания двух жизней сплетаются воедино, не разобрать, что прожила она, а что та, другая. Впрочем, здесь, в запахах специй, выпечки, ароматических масел и, кажется, крови (и как только не разболелась голова?), в этом тускло освещённом зале с низким потолком и самой дешёвой мебелью, с этими китчево восточными масками на стенах и драпировкой поддельным шёлком по углам обе Ады Байрон мнятся одинаково ирреальными. Эта девчушка с коротко, по-мальчишески остриженными волосами, в фартуке поверх кружевной блузки - кто она? Уж точно не дочь Лорда Байрона, не викторианская дева на выданье - но и не агент Звёздной Палаты, главная надежда в борьбе со Злом. Тем самым, да-да, с кем ей нынче приходится пачкать руки в муке и пудрить головы нечаянным прохожим, охочим до баек за хрустальным шаром.
Она - это кто-то новый, кто-то третий.
Но обе жизни, оба прошлых принадлежат ей.

Время, которого не было

Кто-то называл Лорда Байрона гением эпохи, кто-то – монстром; Ада могла бы звать его отцом, но позволяла себе это только в мыслях и потаённых желаниях: его имя было под запретом в доме её матери. Признаться, она до двадцати лет не видела ни одного его портрета – так удачно само существование этого человека было искоренено в её доступности её вездесущим окружением.

И одновременно с тем, именно личность отца, а также его отсутствие сыграли ключевую роль в жизни Ады.

С самого детства поэзия была для неё под строжайшим запретом – ни за что и никогда Ада не смела прикасаться к ней. Её сухую диету составляли логика, математика, наука… и ни капли нежности: Аннабелла, сильно повреждённая душевно замужеством за главным повесой и национальным бедствием Англии, ожесточилась сердцем и так и не смогла толком полюбить дочь.

Возможно, именно поэтому она так легко отдала её на обучение под началом Звёздной Палаты – тайной правительственной организации, борющейся с порождениями Мал’ах на Земле и новым невидимым врагом последних лет – Фракцией Парадокс.

Представители Звёздной Палаты сперва сомневались, стоит ли связывать себя с ещё одним Байроном, ведь предыдущий, её отец, что также состоял на их службе, предал их, переметнувшись на сторону врага. Однако выдающиеся способности девочки и её прилежание склонили чашу весов в свою сторону: Палате тогда нужна была вся помощь, какую они только могли найти, ведь победой в их неутомимом противостоянии с древним врагом и не пахло. Если Ада с её гениальным разумом сумела бы расшифровать Музыкальное приношение Баха и построить машину, с помощью которой оно было бы использовано в своём изначальном предназначении – как ключ к открытию барьеров между этим и альтернативными мирами… Это дало бы Палате их последний и единственный шанс сокрушить злосчастную Одиннадцатидневную Империю на их призрачной территории.

Итого – к Аде были приставлены агенты Палаты под видом подруг её матери Аннабеллы. Не питая к ним ни малейшей толики любви, девочка прозвала надзирательниц Тремя Фуриями и провела их через все стадии подросткового бунтарства – от проблем с недоеданием до побега из дома.

И всё же, в глазах Палаты Ада стоила этих мучений. Она была вундеркиндом, это несомненно, притом, словно назло чаяниям матери, с отчётливой поэтической жилкой и бурной фантазией: так, всего в тринадцать лет Ада нарисовала чертёж к летающей машине в виде крылатой лошади.

И хотя Музыкальное приношение ей никак не давалось, именно Ада была тем, кто заметил потенциал в ранних чертежах уважаемого учёного мужа, Чарльза Бэббиджа – к его так называемой аналитической машине. Она увидела в этих пока ещё неполных набросках тот самый заветный шанс проникнуть за врата Одиннадцатидневной Империи и немедля рассказала об этом наставникам. А те, в свою очередь, поспешили ввести Аду в ближайший круг знакомств Бэббиджа.

Сделать это было не особенно сложно: не так давно начавшая выходить в свет, чуть эксцентрично очаровательная и вместе с тем способная на интеллектуальные беседы, Ада уже пользовалась нешуточной популярностью. Обаяла она и Бэббиджа, но чего он точно не мог знать, когда принимал её предложение о помощи в работе над машиной, так это того, что юная девушка поймёт предназначение его детища во многом куда лучше, чем смог бы он сам. И действительно поможет реализовать машину во всей её мощи.

Если бы больше ничего не случилось, если бы не вмешались никакие сторонние силы, эта встреча могла бы ознаменовать собой скорую победу Палаты над ненавистной Фракцией.

Но силы вмешались. Их лицом стал Лорд Байрон, давний агент Фракции, которые долгие годы следил за дочерью из теней и впервые вышел на контакт в вечер перед штурмом Империи.

Никто точно не знает, что произошло в ходе этой встречи. Ясно лишь, что Ада рассказала ему всё про аналитическую машину. Знала ли она, что её отец был на стороне неприятеля, оружием против которого она воспитывалась почти с пелёнок? Неизвестно. Вполне вероятно, что знала. Вполне вероятно, это был её бунт: против жизни по чужой указке, лишённой свободы, приключений и любви – последнюю она вечно искала в беспорядочных интрижках, но так и не смогла заполнить пустоту. Отец, ныне обретённый, не мог вернуть ей всего, что у неё отняли, но пообещал присматривать за ней и впредь – и сдержал обещание: каковы бы ни были его мотивы, он навещал дочь до самой её смерти от рака в 1852 году.

Та провальная атака на Империю, ставшая роковой для Палаты и старого здания Парламента, ушла в историю… историю, которая впоследствии была стёрта и выброшена из этой Вселенной вместе с Войной и Фракцией Парадокс заодно.

Какая жизнь была уготовлена Аде Байрон теперь?

Время, которое было

Кто-то называл Лорда Байрона гением эпохи, кто-то – монстром; Ада могла бы звать его отцом, но позволяла себе это только в мыслях и потаённых желаниях: его имя было под запретом в доме её матери. Признаться, она до сих пор не видела ни одного его портрета – так удачно само существование этого человека было искоренено в её доступности её вездесущим окружением.

И одновременно с тем, именно личность отца, а также его отсутствие сыграли ключевую роль в жизни Ады.

С самого детства поэзия была для неё под строжайшим запретом – ни за что и никогда Ада не смела прикасаться к ней. Её сухую диету составляли логика, математика, наука… и ни капли нежности: Аннабелла, сильно повреждённая душевно замужеством за главным повесой и национальным бедствием Англии, ожесточилась сердцем и так и не смогла толком полюбить дочь.

Возможно, именно поэтому она так легко отдала её на попечение подругам. Не питая к ним ни малейшей толики любви, считая их ябедами и придирами, девочка прозвала надзирательниц Тремя Фуриями и провела их через все стадии подросткового бунтарства – от проблем с недоеданием до побега из дома.

И всё же, Аде многое прощалось. Она была вундеркиндом, это несомненно, притом, словно назло чаяниям матери, с отчётливой поэтической жилкой и бурной фантазией: так, всего в тринадцать лет Ада нарисовала чертёж к летающей машине в виде крылатой лошади.

А впервые выйдя в свет, девушка и вовсе произвела фурор: чуть эксцентрично очаровательная и вместе с тем способная на интеллектуальные беседы, Ада быстро начала пользоваться нешуточной популярностью. Которую она поощряла самым очевидным способом, порождая слухи (в большинстве своём правдивые) о многочисленных связях и интрижках. Даже тот её побег из дома в восемнадцать лет был отмечен домашним скандалом: она закрутила роман с учителем и надеялась скрыться с любовником, когда их связь была раскрыта.

В общем и целом, Аде, прозванной друзьями Птичкой и даже Леди Феей, вечно не хватало трёх вещей: свободы, любви, приключений. Вся её жизнь была расписана за неё, и хотя занимательная машина Бэббиджа стала для неё необходимой отдушиной, впереди ей всё равно не виделось просвета. За углом маячило замужество, и суженый, разумеется, был выбран для неё давным-давно. Не плохой, нет, достойный человек, но… Она печально выведет своим аккуратным почерком в журнале: «Не будь брак предрешён заранее, он мог бы быть удачным».

Ей кажется, она могла бы войти в историю.

Ей кажется, она способна принять в себя знания всей Вселенной, если бы ей только дали шанс.

Ей не кажется - и ей его дадут. А что благотворителем выступит космический культ вуду с сомнительными мотивами и ещё более сомнительной репутацией... Право, Ада, стоит ли смотреть дарёному коню в зубы? Ну так ли важно, если он троянский?


ONE PILL MAKES YOU SMALL

Математика, логика, инженерия, механика, любого рода вычисления – всё это для Ады как лакомые орешки; всё это для Ады – жизнь. Но если она и найдёт способ однажды взломать врата Одиннадцатидневной, то не без помощи богатой фантазии, которой, правда, у неё тоже в достатке.


Связь с игроком
Всё есть у Романы.

Планы на игру
Найти собственное предназначение, познать тайны Вселенной, вернуть отца, а где-то по дороге - помочь Фракции захватить мир попасть домой.

Отредактировано Ada Byron (2018-04-23 21:13:22)

+4

2

Поздравляю, вы приняты!

Не забудьте оставить в этой теме сообщение для хронологии с кодом:

Код:
[table layout=fixed width=100%] 
[tr] 
[td][align=center][b]THE WHOLE STORY[/b] [/align][/td] 
[td][align=center][b]THE WRONG TALE[/b] [/align][/td] 
[/tr] 
[tr] 
[td][align=center] 
эпизоды прошлого и будущего вашего персонажа 
[/align][/td] 
[td][align=center] 
эпизоды из форума с альтернативными историями (не только с вашим героем)[/align][/td] 
[/tr] 
[/table]


Заглянуть в заполнение лз и поиск партнёра. И пусть сам космос содрогнётся от ваших возможностей!

0

3

THE WHOLE STORY

THE WRONG TALE


it has to start somewhere
with Lucien Carr
Лондон, март 2015

на часах двенадцать без п...понятия где я
with Twelfth Doctor
Лондон, сентябрь 2015


эпизоды из форума с альтернативными историями (не только с вашим героем)

Отредактировано Ada Byron (2018-06-09 20:43:55)

+1


Вы здесь » DW: CHASING RABBITS » на что мне безумцы? » Ada Byron, Cousin of Faction Paradox