Игра ведётся в альтернативной сериалу вселенной, всё идёт кувырком, и никто понятия не имеет, что предпринять, чтобы история, наконец-то, пошла своим чередом. Запрыгивайте в будку, пока не поздно!
Из далёких глубин космоса, из самых абсурдных уголков Вселенной вас приветствуем мы, люди, которые любят Доктора Кто во всех его великолепных проявлениях и которые хотят в него играть! Маятник качается, Алиса падает в кроличью нору, законы времени снова нарушаются, в чьи-то головы снова заползают концептуальные сущности, гусеницы потягивают кальян, а у воронов и письменных столов не находится ничего общего... Или, всё-таки? Давайте отправимся в путешествие вместе!
It was a hot morning in the Master's California residence. He woke up all sweaty and exhausted. He tried switching on all his conditioning units, but... Читать дальше

DW: CHASING RABBITS

Объявление

Летние каникулы подходят к концу, и мы немного выбираемся из спячки. Следите за новыми акциями и упрощёнными анкетами!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DW: CHASING RABBITS » шесть пятниц на неделе » Knock-knock! Who's there?


Knock-knock! Who's there?

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

KNOCK, KNOCK! WHO'S THERE?
10th Doctor, David Darling

http://s7.uploads.ru/9SM6e.png http://sd.uploads.ru/7qVne.png
ранний август 2015-го, уютный домик на окраине Лондона

Однажды на пороге у Дэвида оказался необычный гость. Или же однажды Доктор повстречал необычного жителя лондонской окраины?

Дополнительно

Здесь может случиться всё, что угодно, берегитесь! Возможна смерть от умиления или ужаса.

Отредактировано David Darling (2018-04-29 14:18:52)

+1

2

- Софи! Софи! - я кинулся к месту, где только что была ТАРДИС и растерянно заозирался по сторонам. Где бы она сейчас ни была, она меня точно не слышит. Старушке с чего-то нужно было выплюнуть меня на поверхность какой-то планеты, а потом так поспешно дематериализоваться, будто бы она спешила на чашечку кофе с другими темпоральными машинами. Что за абсурд! Чтобы меня моя же собственная ТАРДИС выкидывала - да не было никогда такого!
Впрочем, одной проблемой стало меньше, когда я понял, где именно нахожусь. Точнее, даже двумя. Во-первых, здесь была совершенно нормальная температура, плотность и радиационный фон - последний, впрочем, совсем немного пошаливал, но это было нормально для планет с развитыми цивилизациями. Во-вторых, что было гораздо важнее, планетой, на которой я оказался, была Земля.
С этим уже можно было как-то работать!

Спустя недолгое время я уже стучал в дверь небольшого частного домика. Оказавшись без ТАРДИС, мне нужно было первым делом позаботиться о ночлеге, и затем разрабатывать план. Ясно было практически ничего, я просканировал с помощью отвертки место дематериализации и в ответ получил противоречивые выводы. Старушка, по всей видимости, работала нормально, зато в этой области обнаружились временные возмущения - не слишком большие, и все же у меня были все основания думать, что именно эти возмущения не дали ТАРДИС приземлиться по-настоящему. Ей удалось простоять на месте всего какую-то секунду, чтобы потом недовольно ухнуть и провалиться куда-то... Я надеялся, что всего лишь обратно во временной вихрь. Иногда там спокойнее всего, особенно когда место, выбранное для материализации не дает сделать остановку.
Но почему? И какого рода были эти временные возмущения? Все это еще предстояло узнать. Тем или иным способом, затем, конечно, вернуть ТАРДИС на место и Софи вместе с ней. Бедняжка вряд ли поняла, что произошло, а для меня более интересным было то, что вышвырнуло почему-то именно меня, а не ее или нас вместе, хотя стояли мы, кажется, рядом. Что за избирательность?
Я тяжело вздохнул и снова постучал в дверь. Будет замечательно, если у владельца дома, который никак не хочет открывать дверь своему будущему постояльцу, обнаружится телефон - тогда можно будет попробовать образовать канал связи и держать Софию в курсе событий - я здорово подозревал, что ей не слишком-то понравится, если я оставлю ее в неведении на ближайшее... что?
Так, нет, так дело не пойдет. Перво-наперво нужно выяснить, где они с ТАРДИС оказались, и уж после заниматься успокоениями, ободрениями и прочими необходимыми атрибутами в подобных условиях (не считая, конечно, непосредственно попыток справиться с проблемой). Затем попробовать просканировать темпоральную активность в этой зоне, и от этого уже двигаться дальше. Если что-то мешает проникнуть именно в эту точку пространства-времени, я должен знать, что именно.
Дверь открылась по всем законам подлости именно на том моменте, когда я попытался пригладить волосы. Я тут же опустил руку, неловко кашлянул и воззрился на хозяина дома - человека, по всей видимости, неторопливого и любящего комфорт. Ну, вполне может быть, что мы поладим.
- Я бы хотел снять у вас комнату на недолгое время, - сходу начал я, кидая оценивающий взгляд на открывшееся мне пространство коридора за его спиной. Все выглядело довольно опрятным и не слишком-то заслуживающим внимания. Как раз то, что мне было нужно, даже несмотря на то, что выбор пал именно на этот дом только из соображений близости к месту события. Не очень-то хотелось бежать к стабилизированной ТАРДИС через половину улицы. да и кто знает, насколько растянуты в пространстве эти возмущения.
- Я заплачу тройную цену, - торопливо добавил я, заметив, что хозяин дома так ничего и не ответил. Конечно, деньги были ценным ресурсом и без них было никуда - хотя стоит заметить, что в какой-то момент мне пришла мысль показать психобумагу и представиться кем-нибудь из правительства - да, с какой-то степени это было бы проще, но вызвало бы множество неудобных вопросов, а я понятия не имел, на сколько мне придется тут задержаться. Я надеялся, что не слишком-то надолго, но наши надежды имеют удивительное свойство обводить нас вокруг пальца в последний момент. Поэтому легче было решить проблему самым обычным и тривиальным для представителей любой расы путем. Заплатив много денег.

+3

3

Пусть Дэвид и прожил на Земле сравнительно недолго, но он успел вовсю оценить прелесть утренних ритуалов выходного дня. Тебя не будит будильник (а собака с требованиями уделить ей внимание), ты можешь валяться в кровати, сколько захочешь, но потом вспоминаешь, что ты купил замечательный кофе, и можешь позволить себе, не переодеваясь из пижамы, помедитировать над кофемашиной.
Кофемашины. До чего же замечательное изобретение. Ты просто наблюдаешь, а они делают тебе вкусный напиток. Да и кофе — тоже отличная штука! Дэвид, подперев ладонью подбородок, и позволив Бетти, крошечному той-терьеру, стащить тапок с ноги, вновь задумался о том, отчего же Мастер видел в Земле только способ насолить Доктору. Здесь куда увлекательнее и веселее, чем на Галлифрее, это уж точно. И теперь уж-то он понял, почему Доктор сбежал оттуда, и почему облюбовал именно эту планетку. На какой ещё планете можно купить хлопковую пижаму с зайчиками по скидке, а потом сходить в кино на ретроспективу Кошмара на улице Вязов?
Кофе готов, и Дэвид, держа в руках малюсенькую чашечку, включил кухонный телевизор, чтобы отогнать от себя мысли, которые и без того занимали слишком много пространства в его голове. Кухня в этом доме ему нравилась. Большая, просторная, было видно, что предыдущая хозяйка очень любила проводить здесь время. Ну, а теперь здесь хозяйничает Дэвид.

Hello from the other side
I must have called a thousand times
To tell you I'm sorry for everything that I've done
But when I call you never seem to be home

Дэвид замер и прислушался, опёршись ладонью о стол, и осторожно отпил кофе. Должно быть, по телевизору шёл какой-то хит-парад, и эта неизвестная ему певица исполняла довольно грустную мелодию. Дэвид поджал губы и покачал головой, стараясь сморгнуть нахлынувшую слезу. Пришлось даже поставить чашечку на стол и снять очки, промокнув глаза футболкой.

Как у этих людей так получается?  Делать такие трогательные песни?  И, чёрт возьми, зачем ты носишь очки дома? Хочу и ношу, что ты мне сделаешь.

Дэвид вернул очки на нос и тряхнул головой. Разговоры с самим собой никогда не доводят до хорошего. Отпил ещё кофе. Нужно добавлять больше молока, слишком горький.

It's no secret
That the both of us are running out of time…

Дэвид наморщил нос и переключил канал. Здесь шла документальная передача про кошек. Бетти тут же отвлеклась от тапка и навострила уши, услышав мяуканье, доносящееся неизвестно откуда. Дэвид понаблюдал за своей питомицей и умиротворённо вздохнул. Сегодня — больше никаких грустных песен!
И тут в дверь позвонили. В этом районе такое иногда случалось — то свидетели какой-нибудь секты норовили впарить свои брошюрки, то политические активисты собирали подписи против строительства торгового центра на месте очаровательной аллеи (Дэвид, конечно же, подписал!), а иногда заглядывали соседи с забавными вопросами: «А где же миссис Дункан? А, вы её внучок? Как жаль, такая потеря, держитесь»
Кое-как надев тапочек, погрызенный собакой, обратно, Дэвид прошаркал к порогу и открыл дверь. Его взгляд встретился с рыжей шевелюрой. Чуть ниже шевелюры располагался человек, одетый по деловому, но немного, как показалось Дэвиду, старомодно. Так наряжались всякие детективы в прошлом веке. Дэвид изредка смотрел такие сериалы.
Однако, последующий от внезапного незнакомца вопрос, заставил брови Дэвида убежать от глаз куда-нибудь повыше. На лоб, например. Он помолчал, ожидая, что ещё предложит этот щуплый господин.
«А вдруг бабуля подавала объявления, а я был не в курсе?» — промелькнуло у Дэвида в голове. Знаете, старушки часто сдают комнаты молодёжи, даже в одном сериале про детектива была похожая история. Правда, из Дэвида миссис Хадсон вышла бы с большой натяжкой, но…
— Если у вас нет аллергии на собак, — произнёс он, вновь приложившись к кружечке, — тогда мы могли бы договориться. Гостевая спаленка на чердаке просто очаровательная, — произнёс он, расплывшись в дружелюбной ухмылочке.
По крайней мере, товарищ этот выглядел не из тех, которые могут обчистить твою квартиру за ночь. Такие обычно и становятся жертвами воришек.
— Проходите, не стесняйтесь, — Дэвид сделал шажок в сторону, — вы иностранец? Какими судьбами у нас? Кофе будете?

Отредактировано David Darling (2018-04-30 07:27:32)

+3

4

- Кофе, - торопливо ответил я, заходя в дом. - Это замечательно. В этой стране так трудно найти хотя бы чашечку хорошего кофе! Моя подруга Софи предлагала мне прекратить вредничать и начать пить чай, как нормальные люди, но знаете... я терпеть не могу чай.
Внутри дом ничем не удивлял - все обещанное его наружностью отлично реализовалось в интерьере и общей атмосфере, и ничего странного в нем не находилось. Глазу не на чем было задержаться, взгляд незаинтересованно скользил по бледным цветам на обоях, по столику для мелочей и лестнице, ведущей наверх. Ровным счетом ничего интересного - что, впрочем, не было плохо. Если в рабстве у этого типа найдется хорошая кофеварка, я был бы готов ютиться и в бараке - я личность довольно-таки непритязательная. Но раз уж мне выделили целую комнатку, да еще и под самой крышей - грех ее не осмотреть.
В кухонном проеме показалась маленькая и страшно заинтересованная собачья мордочка. Я подмигнул ей и взбежал вверх по лестнице. Обладательница мордочки, по всей видимости, решила проследить, чтобы я ничего не украл из дома ее хозяина, и последовала за мной, так что к обещанной гостевой комнате мы подоспели вместе.
- По традиции в новый дом пускают только кошек, - как бы между прочим сказал я, поглядывая на собачонку. - Но у нас есть ты. Не соблаговолишь оказать мне честь?
Бедная собака совсем опешила от таких слов, да я и сам понял, что переборщил. Поэтому пришлось немного подтолкнуть ее в сторону двери, но дальше она, умница, все поняла сама - ткнулась носом в дверь, открывая ее, и юркнула в темное помещение. Следом вошел я, вслепую нашел переключатель и включил свет.
Комнатка была собаке в самый раз. Чрезвычайно маленькая. Глядя на широкую, но странно маленькую кровать, я выразил молчаливое сомнение, что смогу поместиться в оной. Собаке, впрочем, было вполне даже комфортно. Но с другой стороны, не спать же я здесь собираюсь, в самом деле.
Ну хорошо, спать. Но самую малость. Повелители Времени, знаете ли, в таких глупостях, как сон, совершенно неприхотливы. Два-три часа в неделю вполне хватит. Вряд ли я останусь тут дольше, чем недели на две. Хотя Софи не так давно ставила мне в вину то, что я совершенно не умею жить как обычный человек - будем считать это стартовым полигоном! Посмотрим как она запоет когда узнает, что я действительно умею по-настоящему развлекаться и отлично знаю, как живут обычные люди.
Вообще у меня самого к ней было много претензий на тему "обычности", потому как быт человека из этого века совсем не походил на быт человека двумя или тремя веками ранее. А если взять повыше, есть же совсем другие расы и другие планеты. Хотя я понимал, что именно она имеет ввиду и подозревал, что что-то общее у людей (и не людей), живущих своей жизнью, есть, потому не спешил с ней спорить (а не потому что спор с этой девчонкой занимал следующие четыре часа вне зависимости от того, хочешь ты этого или нет). Все они так или иначе, ели, спали и работали. А в свободное время развлекались им одним известными способами. Заводили семьи и прочее... но этот уровень сложности я, пожалуй, оставлю в покое. Настолько далеко заходить я не собирался.
На тумбочке рядом с кроватью обнаружился домашний телефон - и это было отличной новостью, потому как мне нужно было как-то создать канал связи с ТАРДИС. О самой Софи я не беспокоился - трудно было найти более защищенное и безопасное место, чем то, в котором она застряла. А ее нахождение во временном потоке наверняка обеспечит мне достаточно времени при совсем небольшом ожидании с противоположной стороны.
Немного подумав, я снял пальто и аккуратно повесил его на крючок с внутренней стороны двери. Люди не ходят в верхней одежде по своему дому, это я точно знал. А теперь было самое время возвращаться к хозяину дома, который наверняка меня уже заждался. Любопытная (или недоверчивая?) собачонка и на этот раз отправилась за мной, бодро соскакивая с каждой ступеньки, и на кухне оказалась даже раньше меня - вот что значит компактность!
- Да, я не отсюда, - сходу заявил я, продолжая прерванный мною же разговор. - Но иногда, знаете, приезжаю, чтобы повидать старых друзей. И все-таки, какой восхитительный аромат у вашего кофе! Если бы я не шел намеренно к вашему дому, его аромат точно заставил бы меня сбиться с пути.
И как это теперь не воспринимать как долгожданные каникулы?

+1

5

Не успел Дэвид предложить гостю снять пальто, да что там — даже кофе не налил — как тот, сломя голову, унёсся вверх по лестнице, оставив смятённого и немного потерянного хозяина дома позади. Дэвид неловко шагнул к лестнице и, вытянув шею, взглянул наверх. Оттуда доносилось лаянье, смешивающееся с восторженными звуками, голоса в которых Дэвид, впрочем, распознать не смог.
Отхлебнув успевшего остыть кофе, мужчина сокрушенно посудил, что вышло, всё-таки, как-то нехорошо. Спаленка была маленькая и тесная, а ещё, если старушка и вправду решилась бы её сдавать, то гость бы определённо тревожил бы её сон и отдых, топая по лестнице туда-сюда.
А вот Дэвиду подобные звуки вряд ли помешают. Дэвид, если не просыпается от кошмаров, спит как убитый. У него кровать большая, комната просторная, и муки совести из-за того, что где-то там, этажом выше, на крошечной койке ютится несчастный рыжий постоялец, его мучать не будут. В неслучившемся прошлом Дэвида было столько этих, как его, неприятных, в общем, вещей, что совесть не выдержала такого напора и, свернувшись клубочком где-то под печёнкой, погрузилась в вечный сон. Совесть Дэвиду заменял рациональный взгляд на вещи.
Вот и сейчас, пока гость не удосужился спуститься, Дэвид мысленно прикинул все «за» и «против», и решил, что «за», всё-таки, было больше. Тут тебе и дополнительные средства, и вечерний собеседник. Мало ли, где он побывал, чего повидал. Приводить коллег по ЮНИТу в гости он, отчего-то, ещё стеснялся. Думал, что вояки вряд ли оценят трогательный интерьер его жилища. А ведь ему здесь нравится каждый гвоздь, каждая дощечка!
И кофе тоже любит, во.
Вернувшегося с путешествия наверх чужого дома гостя ждала точно такая же крошечная кружечка кофе, любовно устроенная на кружевной салфеточке (которую, Дэвид мог поклясться, старушка связала сама), и сам Дэвид, ожидающий его с трепетным интересом в глазах.
Увидев, что гость не разочаровался и его боевой настрой всё ещё при нём, Дэвид решил подхватить беседу:
— Знаете, я тоже раньше много путешествовал. То тут, то там… Здесь поможешь, там на выручку придёшь. Помогать людям так здорово, верно? — он запнулся и поспешно добавил, — ну, знаете, вы выглядите, как довольно чуткий к чужим бедам человек. А вы присядьте, выпейте кофейку. Гляжу, сдружились с моей Бетти?

+1

6

Было ли здорово помогать другим людям?
Иногда - очень часто, на самом-то деле, это было страшно. И потому что люди умудрялись вляпываться в ситуации такого рода,
которые попросту не могли не вызывать страх. Страшно было думать о том, что если вдруг на этот раз что-то пойдет не так, что-то не получится, план провалится и люди погибнут - все ли, часть ли, неважно. Погибшие всегда оставались на моей совести - я снова не смог спасти всех, я снова не сделал так, чтобы все было хорошо, и никто, кроме меня, в этом не виноват. Это часто грызло меня,эти страхи часто разрывали оба сердца. Прошлая регенерация была более самоуверенной. Но и гораздо менее ответственной.
Да и потом - кто входит в определение "люди"? Входят ли в это определение представители других рас и, например, галлифрейцы? С последними у меня были тяжелые отношения, тянущиеся примерно всю мою жизнь, родная планета основательно набила оскомину на чувстве вины и беззастенчиво этим пользовалась. Помогать Леди Президенту и иже с ней было не слишком-то весело и совсем не здорово. То есть, с их стороны, может быть, вполне себе даже здорово, но не с моей, со своей стороны я надеялся, что мне хоть как-то удастся на этот раз избежать всех подколок и остальных вещей, сопровождающих мое возвращение на родную планету чуть ли не с начала времен. Пока, увы, выходило не очень.
Хотя конкретно здесь, наверное (наверняка?) имелись ввиду обычные, обыкновеннейшие люди, жители Лондона и окрестностей, те самые загадочные "обыватели" со своим не менее загадочным бытом, работами, мелкими страстями, поездками в Икею за новым диваном как цель ближайшей пары месяцев и так далее и тому подобное. Возможно, у таких людей тоже были проблемы. Может быть, их даже нужно было как-то решать, но Софи была права, я был настолько бесконечно далек от этого, от обычного образа жизни в глазах кого бы то ни было, что мне трудно было представить подобный быт. И тем не менее. Вот мой новый знакомый удивительно точно описал мое обычное времяпрепровождение и вдобавок еще сделал вывод, который не может не льстить. Я в ответ только пожал плечами и послушно уселся на стул, взял в руки микроскопическую порцию кофе (концентрация кофеина такая, какой позавидуют все забегаловки, подающие в своем меню непонятное нечто, что по вселенской ошибке значится в меню как "эспрессо"). Интересно, как выглядят путешествия с точки зрения обычного человека? Они путешествуют в пределах своей страны, своего континента или по всему земному шару, неспособные ни двинуться дальше, ни отправиться во времени. И все же даже с такими ограниченными ресурсами можно устроить себе потрясающее приключение - и мне было бы очень интересно об этом послушать.
- Да, наверное, - сказал я, не уточняя, с чем именно соглашаюсь - с утверждением, что людям-де помогать здорово, или с констатацией зарождающейся дружбы с маленькой собачкой. Услышав свое имя, она навострила уши и неслышимо для человеческого уха фыркнула - по ее внутреннему утверждению, это имя совсем не соответствовало ее настоящему, но своему хозяину она была готова простить и не такие причуды. Бетти так Бетти. Пускай. Я даже немного позавидовал ее олимпийскому спокойствию.
Кофе и правда был великолепным, трудно было поверить, что я умудрился урвать такое великолепие за бесплатно - плата за комнату, конечно, не в счет, туда точно не входили подобные вещи. Но, кажется, ничего кроме разговоров от меня не требовали, а уж это я готов был дать по мере своих возможностей.
- Почему вы решили осесть здесь? - чашечка неминуемо звякнула бы о блюдце, если бы не совершенно очаровательная вязаная салфетка, похоже, сделанная специально для этого набора. Соблюдение таких ритуалов показалось мне немного странным, но в конце концов, это я заявился в чужой дом, а уж если ты гость - будь добр, принимай правила. Разумеется, за исключением тех моментов, когда в домах заводятся надоедливые призраки, червоточины или, к примеру, жуки. С последним нужно быть особенно строгим - мало ли до каких масштабов разовьется катастрофа.

+1

7

Гость пил кофе и радовался жизни, то и дело переглядываясь с собачонкой, а Дэвид неожиданно почувствовал, что забыл кое-что очень важное. Что-то простое и такое обычное, что-то… обыденное настолько, что люди обычно не забывают. Что-то глупое и странное, но помогающее чувствовать себя… правильно. Грудь Дэвида неприятно сдавило от нарастающего чувства тревоги. Он не любил забывать вещи, равно как и неожиданно терять контроль над ситуацией, пусть и человека, попивающего кофе на его территории, это сейчас полностью устраивало.
Вопрос гостя немного успокоил Дэвида и разогнал тучку тревоги, начинавшую неминуемо клубиться над его затылком. Однако, вопрос очень интересный. И ответ на него стоит найти такой же. Подходящий и правильный. Приятный и приемлемый.
— Я решил… стать более самостоятельным, — улыбнулся Дэвид. — Все эти поездки, путешествия — однажды мне начало казаться, что человек, которым я был раньше, перестал существовать, и появился я. Мне захотелось чего-то более спокойного и размеренного. Не знаю, — он коротко усмехнулся, — на сколько меня хватит, но пока дела идут хорошо. Очаровательный домик, не правда ли? Я так рад, что именно он попался мне под руку.
«А чем вы занимаетесь?», «У вас есть хобби?», «Сколько вам лет?» — десятки глупых вопросов вертелись в голове Дэвида, а он всё никак не мог подобрать подходящий, чтобы продолжить диалог, и неловкая пауза неминуемо затягивалась. Что спрашивают у гостей? Что-то важное и обычное, что-то пустяковое, но очень, очень правильное…

Имя.

У гостей спрашивают имя.

Дэвид вздрогнул, и чашечка заплясала у него в руках, но он успел вовремя подхватить её и устроить на столик, от греха подальше. Он, с неловкой улыбкой встретился взглядом с гостем, почесал затылок и попытался сделать вид, что всё — нормально, всё так и должно быть, я такой неловкий, такой неловкий.

Но…

— Знаете, я так обрадовался, что в комнату, наконец-то, нашёлся постоялец, — наконец, выговорил Дэвид, — что совсем забыл спросить, как вас зовут. А это — очень важно, думаю. Вот меня зовут Дэвид.
Он протянул гостю свою ладонь в знак традиционного земного приветствия. Ну, он так полагал, по крайней мере.

+1

8

Так спокойно мне не было уже давно. Мир не разваливался, ничего не тряслось, никто не кричал и не умирал. Никому не была срочно нужна моя помощь. Здесь была только уютная тишина уютного дома, уютный гостеприимный хозяин и великолепный кофе, который я бы тоже с удовольствием назвал бы уютным, если бы этот термин был применим к напитку. Могут ли напитки быть уютными или это только прерогатива твердых объектов, предметов мебели и живых существ? Хотя действия тоже могут быть уютными. Интересный философский вопрос.
Конечно, Софи все еще оставалась в ТАРДИС, которая никак не могла здесь приземлиться, и в теории (абсолютно точно) кому-то прямо сейчас в том или ином времени и пространстве требовалась моя помощь, и может быть (конечно, наверняка) кто-то умирал, но я просто  предпочитал об этом не думать. По крайней мере, не прямо сейчас. Я же заслужил хотя бы небольшую передышку? Во всяком случае, спрашивать было не у кого, единственной мало-мальски важной фигурой, обладающей властью, в моем окружении была Романа, но обращаться к ней значило накинуть на себя еще ворох проблем, только на этот раз тех, которые касались моей проблемы непосредственно. Нет, конечно, я любил свою родину искренней любовью и желал помогать ей в попытках разобраться, что же не так происходит с нашей Вселенной, но как же загадочно и странно расходятся наши пути. Однажды Агентство украло у меня моих друзей и стерло им память, а меня заставили регенерировать и сослали на Землю. Однажды я был там Лордом Президентом. Однажды я чуть не потерялся в Матрице. Однажды...
Но вот теперь я был здесь, окруженный уютом со всех сторон, даже с тех, с которых теоретически это было не слишком возможно. Я мог, наконец, расслабиться и успокоиться. Ноги, обутые в крепкие ботинки, гудели от постоянного бега, голова разрывалась от криков, и прямо сейчас я был благодарен за небольшую передышку. Кому именно отсылать свою благодарность, я, правда, пока не знал, но всегда мог пустить ее по Вселенной в свободный полет - может быть, так дойдет до адресата. Или хотя бы до того, кому это будет нужно.
- Вместо нас всегда возвращается кто-то другой, - философски заметил я, кивая. Слышать такое от человека было забавно, но смеяться над этим не следовало - регенерация или нет, а все мы меняемся, и от этого никуда не деться. Путешествия меняют быстрее и качественнее потому что приходиться переживать в экстренном режиме то, с чем ты никогда бы не столкнулся в обычной и размеренной жизни. Это самый легкий путь потерять себя, но и, как ни странно, самый легкий путь себя найти. Быть может, моему новому другу точно так же как и мне нужна небольшая передышка перед новым забегом. Может быть, прямо сейчас ему кажется, что он потерял себя, в то время как в своих путешествиях он наверняка многое приобрел. Кто знает.
Я с вежливым удивлением пронаблюдал за тем, как чашка едва не выпала из рук моего нового друга, и сдавленно охнул. Точно ведь, мы сидим тут и пьем кофе, мило беседуем, а между тем понятия не имеем, как зовут друг друга. Не то, чтобы я часто представлялся, особенно в последнее время, когда Вселенная неожиданно решила, что мне самое время побыть какой-то знаменитостью во множестве развитых миров (и на Земле в том числе), но в такие ситуации я, кажется, ни разу не попадал.
Я неловко кашлянул и извиняющеся посмотрел на Дэвида.
- Надо же, я ведь тоже совершенно забыл об этом, - проговорил я. - Как-то вылетело из головы. Видимо, обрадовался, что так быстро нашел себе крышу над головой. Так или иначе, меня зовут Доктор, очень приятно, Дэвид, и я действительно рад встрече.
Чтобы быть совсем уж вежливым, я решил пожать протянутую руку. Я не являлся сторонником физических контактов, по крайней мере, в этой регенерации, но иногда оно стоило того. Простое рукопожатие - что в этом может быть такого? Впрочем, меня немного удивило, что его рука ненадолго зависла в воздухе, я ведь, кажется, все сделал правильно.

+1

9

Дэвид был уверен, что знакомство с этим человеком — это начало чего-то нового. Некая веха на его дорожке жизни, знак, который укажет точный путь, куда же ему идти дальше. Дэвид обычно не задумывался над своей интуицией; он, разумеется, частенько действовал по наитию, понятия не имея, к чему приведут его действия, и часто ему удавалось выбраться сухим из воды, но он не ставил это в плюс неким загадочным обстоятельствам или шестому чувству. Просто так выходило, вот и всё. Он умел появляться в нужном месте в нужное время. Прямо, как Мастер. Хоть что-то полезное ему досталось от своего прародителя.
А этот молодой человек выглядел действительно умиротворённым. Дэвид уже начал представлять, как они будут каждый вечер обсуждать что-нибудь по-настоящему увлекательное за чашечкой кофе. Дэвид поделится с ним своими любимыми пластинками, а гость расскажет ему о своих любимых фильмах, они станут по-настоящему хорошими приятелями (не такими хорошими, как с Юджином, потому что двух слишком близких друзей не бывает, Дэвид услышал это в одной передаче о психологических проблемах), возможно, Дэвид даже запомнит его дату рождения и сможет подарить ему подарок…
— Ого, так вы доктор, — Дэвид отпустил щедро пожатую ладонь и прищурился от улыбки, — а я тоже работаю доктором. Армейским, в каком-то смысле, но у нас столько общего!
Действительно, невероятно приятное, и, главное — нормальное чувство — чувство появления новой хорошей дружбы, заведения замечательного знакомства…
«Эй, приятель. Ты спросил, как его зовут. Ты не спрашивал о его профессии. Поэтому твой новый друг либо глуповат, либо…»
— Ах, вас зовут Доктор, — уточняюще пробормотал Дэвид, отставив чашечку в сторону и почесав подбородок. — Доктор, говорите…
На его лице мгновенно появилось выражение, об умении строить которое он уже и позабыл. Задумчивая восторженность. Ощущение грядущего, неумолимого и смывающего всё на своём пути. Ага, как же. Начало нового, новая веха жизни, знак, который укажет точный путь.

Но — неужели — он?

В груди закололо, хотя теперь Дэвид контролировал себя куда лучше, чем в случае с чашечкой минутой назад. Всё-таки, случайных совпадений не бывает. Вселенная вертится так, как ей угодно. На твоём пути встречаются слишком правильные люди, Дэвид. Ты не находишь это забавным?
Дэвид сделал пару шагов навстречу Доктору (ух, даже думать об этом было слишком взбудораживающе, а он даже не позволил себе как следует обдумать эту мысль, она была слишком ирреальна, забавна и пугающа одновременно). Совсем не агрессивно — как бросаются к тебе друзья, желающие рассказать последнюю сплетенку об общих врагах.
Были ли у них общие враги? Мастер? Ха. Ха-ха. Ха. Ох-х.
— Надеюсь, вы не будете против, если я легонько потревожу ваше личное пространство, — уточняюще проговорил Дэвид, лучась дружелюбной улыбкой, и взметнул руки, — прежде, чем вы решите у меня поселиться, я должен кое-что проверить.
Он не знал, насколько сильно сможет напугать Доктора своим следующим действием — вдруг это вовсе не тот Доктор? Смешное совпадение, самозванец, или он и впрямь просто работает врачом. Или у него фамилия такая. Он знал коллегу, чья фамилия в буквальном смысле переводилась как «счастливый пекарь» и он спокойно с ней жил. Тем более, что вряд ли этот Доктор знает штуки вроде венерианского айкидо или чем он там мог прикладывать врагов. Выглядел он чрезвычайно безобидным. Скорее всего, единственное, что он действительно по-настоящему умел делать хорошо — это убегать.
Ладони Дэвида осторожно опустились на грудь того, кто называл себя Доктором; Дэвид внимательно следил за реакцией — теперь уже точно таймлорда — как же он отреагирует на столь опасное действо с его стороны. Под ладонями Дэвида, легшими на рубашку, бились два сердца. По сердцу на каждую его руку. Удивительный момент.
— Знаете, Доктор, — глаза Дэвида светились первозданным восторгом, — я так давно мечтал с вами повидаться, что для такого случая я даже сделаю вам крупную скидку на комнату. Именно.

+1

10

Мне это нравилось. Оглядываясь назад, трудно сказать, сколько раз я слышал что-то подобное, кажется, если посчитать, выйдет точно больше нескольких сотен тысяч раз - и даже несмотря на такие частые повторения, эти слова были одними из самых любимых среди всех, обращенных ко мне. Хотя на первом месте, конечно, стояла нетленная "она внутри больше, чем снаружи!", произнесенная практически каждым, Кого нелегкая судьба заносила в мою ТАРДИС. Это всегда весело слышать, весело и забавно, потому что для меня, Повелителя Времени, это никогда не было чем-то интересным и занимательным, и все же каждый из рас, не освоивших подобные технологии, так по-детски радуются и удивляются.
Хотя в такой сцене они обычно теряются. Растерянность отобразилась и на лице Дэвида, впрочем, он быстро справился с ней. Я благосклонно кивнул, едва улыбнувшись уголками губ - он действительно очень быстро понял. Но это же могло стать тем самым звоночком, к которым обычно стоит прислушиваться. "Доктор" - конечно, не медицинский, но есть же доктора наук. Каких? О, это совершенно неважно - мало ли в какой отрасли можно получить такую степень, однажды я стал доктором сыроварения и ничего, никто этому не удивился. Хотя, конечно, может быть никто не удивлялся просто потому что никто этого не знал, но это уже не так важно. Другое дело что докторов может быть много, но Доктор - один. Большая буква многое меняет.
- Доктор, да. С большой буквы, - уточнил я, чтобы не возникло никаких недопониманий, и принялся наблюдать за своим новым знакомым. Откуда он меня знает? Впрочем, нет, удивляться на этот счет не стоило - я достаточно наследил на этой планете, чтобы у меня появились своего рода... нет, не почитатели. Не поклонники даже. Просто определенные люди, осведомленные о моем существовании и о существовании других рас далеко в космосе (а иногда, кстати говоря, и не очень далеко). В конце концов,Земля была планетой пятого уровня, еще не готовой к полноценным межгалактическим взаимодействиям, но населенная разумными существами. Эдакая переходная форма для планеты, определяющая ее защищенность от нападений контрабандистов и ее постепенное развитие для включения в общие торгово-рыночные отношения с остальным космическим пространством. Эдакая готовность готовности. Кстати, до этого времени осталось не так много - если рассматривать жизнь всей расы, конечно.
Дэвид, кажется, совершенно не смущаясь, подходит ближе, заранее извиняется, вытягивает руки - у меня есть огромное количество времени, чтобы сделать хоть что-то, как-то отреагировать, и я, если честно, совершенно ошеломлен таким поворотом событий, но даже это бы совсем не помешало бы мне помешать ему. От волнения язык соскальзывает на скользкую дорожку тавтологий и мне хочется хорошенько потрясти головой, чтобы вытряхнуть оттуда... Ну вот. Опять.
Я не делаю ровным счетом ничего. Не делаю ничего, когда его ладони ложатся мне на грудь - аккурат на оба сердца, мне даже интересно, что будет дальше, на самом-то деле, таких ситуаций раз и обчелся, и этот раз приходится как раз на происходящее прямо здесь и передо мной. В глазах Дэвида появляется какая-то странная эмоция сродни благоговению, и именно в этот момент мне становится некомфортно. Я мягко, но решительно отстраняю его руки и снова забираю со стола чашку - не быстро, но давая понять, что тактильных прикосновений для меня сегодня Рассилон, предостаточно. Я и так-то не слишком люблю ни прикосновения, ни объятия, и терпеть их от спутников или в какие-то стратегически важные моменты - это одно дело, но вот так, от совершенно незнакомых людей - нет. Совсем нет.
- Вы из ЮНИТа, - я не спрашиваю, утверждаю. Только у тамошних ученых бывает такое выражение лица, когда они встречаются со мной лицом к лицу (что, опять? он что-то в кофе мне подсыпал, что происходит?), я же буквально живая легенда этой организации, в которую едва ли кто-то в действительности верит. Когда-то я сам был там консультирующим ученым и неплохо преуспел на этом поприще, кстати говоря, за что нынешние работники вспоминают меня очень хорошими словами и от всей души мечтают познакомиться.
Угораздило же меня поселиться в доме одного из них! То есть, не ученого, конечно, Дэвид сам минуту назад сказал мне, что он армейский доктор, но в любом случае ЮНИТ - это достаточно трудно. Даже несмотря на все вышесказанное, у нас довольно сложные отношения. Не как у меня с Галлифреем, но все же. Я ведь так никогда и не уволился официально.
- Только не говорите, пожалуйста, Кейт, что я временно здесь поселился, - взмолился я, нелепо описывая чашкой круг, пытаясь показать, что "здесь" это и в его, Дэвида, доме, и в этом городе, и вообще на этой планете. Подумаешь, невидаль, но если чудесная дочь Бригадира об этом узнает, новым местом работы меня обеспечат в тот же день. И наплевать, что они отлично без меня справляются, они хватают меня каждый раз, когда есть возможность, невзирая на мое собственное на все это мнение и желание с ними работать. Прямо сейчас и вообще.

+1

11

Дэвид сделал шаг назад, смерив Доктора улыбающимся взглядом. Тот выглядел совершенно растерянным, очаровательно напуганным — как никогда и нигде не выглядел никакой другой Доктор. Ладони всё ещё покалывало от прикосновения, отдаваясь ударами двух сердец. Как много людей, с которыми ты повидался, знал, что у тебя два сердца, а, Доктор? Ты бы мог стать замечательным донором. Я бы мог провести операцию прямо сейчас.
Но неожиданно Доктор задал вопрос, от которого Дэвид приложил ладонь к губам, словно пытаясь скрыть неуместную улыбку. А у тебя и правда замечательный талант примечать мелочи, Доктор. Вон, как быстро нашёл верный ответ. Ну, почти верный.
— Знаете, это удивительно, — ответил Дэвид, взяв с пола мячик, и лениво бросив его в сторону собачки, которая, кажется, уже успела заскучать, — у вас такая удивительная наблюдательность. Да, Доктор, вас в ЮНИТе помнят и поминают. Не самыми приятными словами, но, всё-таки. Уж я-то и не думал, что встречусь с вами так быстро. Работаю ведь — всего ничего.
Пёсик с задорным тяфканьем принёс мячик обратно, и Дэвид, вместо того, чтобы забрать его, взял собачку на руки, и пару раз подбросил в воздух, приговаривая: «Ух, милашка!». Этим самым он изо всех сил пытался замаскировать неуёмную радость, что обрушилась на него мурашками восторга. Вот он, твой звёздный час, Дэвид. Эй, Мастер, а у тебя удавалось провернуть такой кульбит, а? Сколько бы париков ты не надевал, сколько бы попыток обвести Доктора вокруг пальца у тебя не было, ты всегда проигрывал. Всегда. Потому что в тебе не было того, что есть во мне, мой дорогой Мастер. Я Доктору — никто. Мы не связаны с ним рождением на одной планете, а воспоминания, что хранит моя голова, все, до одного — ложные. Моя жизнь только начинается, а твоя уже износилась.
И теперь он ни за что не изменит себе. Он будет Дэвидом столько, сколько захочет.
Но, всё-таки, Доктор оказался поблизости так быстро и так неожиданно, что Дэвид не успел понять — чего именно он хочет от Доктора. Он знал, он чувствовал, что его терзает любопытство, но оно было таким привычным, лишь усилившимся рядом с повелителем времени. Но ему определённо захотелось сделать ещё что-нибудь, что нарисовало бы на этом слишком невинном лице выражение кромешного отчаяния. Это было слишком забавно.
— А где же ваша легендарная синяя будка? — спросил Дэвид, опустив собачку на пол, — только не говорите, что её снова забрали мои сослуживцы. Или прикарманил Торчвуд. Вечно они суют нос не в свое дело, верно? Да и Кейт я не скажу. Представьте, что они тут устроят, если узнают, а?
Уж о Торчвуде-то Дэвид был наслышан. Но, как говорится, помяни чёрта, и он — тут как тут. Дэвид бросил взгляд на телевизор — хит-парад уже закончился, и шёл привычный послеобеденный выпуск новостей. Некий мультимиллионер по имени Ной Гудман щедро осыпал деньгами космическую программу, и вот теперь сегодня стартует полёт некой новейшей ракеты. Потрясающе. И теперь этот товарищ, одетый в отвратительно хороший костюм, с улыбкой давал интервью премиленькой телеведущей.
Ощущение того, что ты смотришься в кривое зеркало, немедленно накрыло Дэвида, и тот фыркнул:
— Ох уж… эти… капиталисты. Ненавижу их. А вы, Доктор?

+1

12

Хотя время, проведенное в ЮНИТе, вспоминалось с особой теплотой, возвращаться я не хотел. Я и в прошлый раз оказался там, стесненный обстоятельствами похуже, чем были в последнее время, так что повторения ситуации ждать не стоило - пуска даже с отсутствующей ТАРДИС. Но она довольно скоро вернется на место, и все, что останется мне тогда - это помахать Дэвиду на прощание, а после представлять, какое было бы лицо у Кейт Летбридж-Стюарт, если бы она узнала, что Доктор все это время был у нее под боком. Хотя ради карьеры Дэвида ей, наверное, лучше и не знать. Понятия не имею, никогда не разбирался в этих рабочих перипетиях. Я стремился максимально отгородиться от них, даже когда сам работал в ЮНИТе, хотя всегда понимал, что был у них не то как беженец, не то как добытый ресурс. С Бригадиром мы, конечно, стали с друзьями, да и с остальными... но поначалу было трудно.
Как я уже говорил ранее, повторять прошлую ситуацию мне не хотелось. ЮНИТ теперь не тот, каким я его помню, да и я сам вряд ли смогу вляпаться в подобную историю со ссылкой - особенно сейчас, когда Галлифрею нужна моя помощь.
Лишь бы потом не оказалось, что Романа присылала мне какие-то сообщения с пометкой "срочно"! Конечно, я мог их проигнорировать (что и делал успешно большую часть времени), но все же старался действовать с ними заодно. Мы ведь на одной стороне, в конце концов. И нет, это не гражданский долг. Никакого чувства гражданского долга у меня нет и не было никогда. Разве что желание немного помочь своим друзьям, но это ведь из совершенно другой категории!
- Я стараюсь избегать ЮНИТа - по возможности, - медленно сказал я, наблюдая за Дэвидом, играющим с собакой. - Не то, чтобы я плохо относился к Кейт или детищу ее отца, конечно. Меня.... скажем, немного раздражают чужие упорные попытки заставить меня в чем-то помогать и на что-то работать.
Как и в случае с Галлифреем. Я мотнул головой, стараясь не думать о Галлифрее вообще и о Романе в отдельности. В любом случае, прямо сейчас я ничего не могу сделать, разве что допить свой кофе и поддержать разговор с хозяином дома, который с каждый минутой становился все интереснее. И хозяин, и разговор.
Первого, впрочем, неожиданно заинтересовал выпуск новостей, идущий по телевизору - я как-то даже и не обратил внимания на то, что он здесь стоит, не говоря уже о том, что там на нем шло. В ответ на вопрос я только пожал плечами. Все выглядело скучно. Год из года на Земле что-то такое происходит, богатые филантропы или одержимые коллекционеры, или еще кто-то, конца-края этому нет. Все как один уверены в собственной исключительности, и, как это ни печально, действительно что-то из себя представляют. По крайней мере, поначалу. Впоследствии каждого из них губит свой выбор.
- Ненависть - слишком сильное чувство, чтобы изливать его на незнакомцев, - сказал я, снова прислоняя к губам чашку. А потом, вспомнив предыдущую фразу Дэвида, тихо усмехнулся. - Да уж, точно устроят. Они несколько топорны в тех моментах, когда надо быть аккуратными, я всегда говорил об этом Бригадиру...
Бригадир давно уже умер - или не так давно по внешнему таймлайну - но о воспоминании об этом у меня все равно заныло сердце. Я хотел навестить его, но не успел - совсем немного не успел, на самом деле. Мне сказали, что он меня ждал. Был уверен, что я прилечу. А я не прилетел.
- А что такое Торчвуд? Почему-то раньше я не слышал о такой организации.

+1


Вы здесь » DW: CHASING RABBITS » шесть пятниц на неделе » Knock-knock! Who's there?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC